2007.11.27 Обращение в органы прокуратуры

2007.11.27 Обращение в органы прокуратуры

2007.11.27 Обращение в органы прокуратуры

Балашихинскому городскому прокурору

(ПД1)

от Караванского В.Г.,

(адрес Караванского В.Г.)

Заявление

Считаю необходимым привести свои доводы в опровержение версии Балашихинской прокуратуры и некоторых сотрудников Балашихинского УВД, связывающей искажение фамилии и года рождения моего покойного брата в его посмертных документах со случайными неумышленными ошибками сотрудников судебно-медицинской экспертизы и отдела ЗАГС.

Искажение свидетельства о смерти моего покойного брата может рассматриваться как событие, произошедшее в результате свершения составляющих его независимых событий. Это следующие события:

1. Написание капитаном (ПД7) направления на судебно-медицинское исследование трупа 20.03.2007, стр. 6 Проверочного материала по факту смерти.

2. Написание акта судебно-медицинского исследования трупа (ПД17), стр.13-16 Проверочного материала по факту смерти.

3. Оформление свидетельства о смерти в отделе ЗАГС (ПД18)

Рассмотрим по порядку каждое из этих событий.

1. В направлении на судебно-медицинское исследование трупа фамилия брата написана верно, присутствует нижний хвостик у всех букв «а» в фамилии брата, точно также написаны и другие слова, где сомнения в букве «а» быть не может, например, «Балашиха». На стр.6 Проверочного материала капитаном (ПД7) написано, что паспорт прилагается.

2. Судебно-медицинский эксперт обязан был проверить паспортные данные покойника, прежде чем вносить его фамилию в акт, что явно не было сделано, либо фамилия была умышленно искажена. Поэтому объяснение искажения фамилии неразборчивой записью в направлении на судебно-медицинское исследование трупа при наличии паспорта, прозвучавшее в ответах прокуратуры от 29.10.2007 и 19.11.2007, неубедительно.

3. Сотрудница отдела ЗАГС (ПД18) допустила ошибку в годе рождения брата. Отдел ЗАГС затянул исправление и выдачу свидетельства о смерти брата более чем на два месяца.

Событие случайного неумышленного искажения и фамилии и года рождения произойдет при следующих условиях:

1. Капитан (ПД7) напишет направление так, что судебно-медицинский эксперт (ПД17) неправильно прочтет фамилию.

2. Судебно-медицинский эксперт (ПД17) не проверит паспортные данные при наличии паспорта в судебно-медицинской экспертизе, а напишет в акте фамилию так, как это ей покажется при беглом чтении направления.

3. При всем этом сотрудница отдела ЗАГС (ПД18) ошибется в годе рождения покойника.

Именно такое объяснение дает Балашихинская прокуратура, именно такое событие по мнению Балашихинской прокуратуры произошло. Предположим, что ошибки в оформлении документов покойников допускаются одна на сто (замечу, что при наличии документов, подтверждающих личность, ошибок вообще не должно быть в таком важном деле). Так вот, вероятность этого события при сделанном предположении об ошибках (одна на сто записей, если ошибки в такого рода делах происходят чаще то, по моему мнению, надо менять ответственных сотрудников) составит 0.01×0.01×0.01=0.000001 (одна миллионная). В связи с вышеизложенным встает вопрос – были ли еще случаи одновременной ошибки в фамилии и в годе рождения, допущенные и в судебно-медицинской экспертизе и в отделе ЗАГС хотя бы по одному покойнику. И даже эта ничтожная вероятность ставится под сомнение тем фактом, что о смерти брата я узнал от некого местного адвоката, предложившего мне $5000 за отказ от прав на квартиру брата, повторяя через каждую фразу, что квартира не приватизирована и я никогда не докажу своих прав на нее.

Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы не увидеть взаимосвязи описанных событий. Если бы брат не приватизировал квартиру, то после смерти он попросту исчез бы, и никто бы об этом не узнал. Это заявление подтверждается тем установленным фактом, что только после того, как мои титанические усилия в конфликте с работниками отдела ЗАГС привели к получению исправленного свидетельства о смерти (07.08.2007), через месяц (0.6.09.2007) сотрудники с последнего места работы брата узнали через отдел ЗАГС о его смерти и попросили меня привезти им копию свидетельства о смерти. Я выяснил, что брата стали разыскивать с места работы примерно через две недели после его смерти, дважды приезжали к нему на квартиру, обращались к соседям, милицию, отдел ЗАГС, но никаких сведений получить не смогли. Это не удивительно, ведь до 07.08.2007 умер и был захоронен совершенно другой человек – Корованский Евгений Георгиевич, 1949 года рождения. Удивляет другое, как ловко все было замаскировано, как детально надо знать документооборот и конкретную оперативную обстановку в окружении соседей по дому, чтобы решиться на попытку завладения квартирой умершего одинокого человека преступным путем, а в случае неудачи выйти сухим из воды. Одному человеку это не под силу, нужно иметь серьезную поддержку. Компетентные лица, с которыми мне пришлось общаться по выяснению ситуации, возникшей после после смерти брата, придерживаются такого же мнения.

Караванский В.Г.

[свернуть]

Обновлено: 06.02.2019 — 22:49

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.