2012.03.28 Жалоба в Следственный комитет

2012.03.28 Жалоба в Следственный комитет

2012.03.28 Жалоба в Следственный комитет

Председателю Следственного Комитета

Российской Федерации (ПД23)

от Караванского В.Г.,

(адрес Караванского В.Г.)

Жалоба

на ответ от 09.09.2011 руководителя СУ СК РФ по Московской области (ПД34) В связи с несогласием с версией случайных «технических ошибок», объясняющей все ошибки во всех без исключения посмертных документах моего покойного брата, оформленных должностными лицами г. Балашиха до 07.08.2007, а также многочисленными нарушениями законодательства РФ должностными лицами г. Балашихи в отношении обращения с документами моего покойного брата, принадлежавшей ему собственности, наследником которой я стал по закону, и нарушением моих гражданских прав, выраженном не только в сокрытии от меня факта смерти моего брата и лишении возможности похоронить его, но и в препятствии к законной идентификации его останков и перезахоронения к родителям, прошу рассмотреть мои доводы в пользу решения вопроса о законной идентификации предполагаемых останков моего брата путем проведения эксгумации и генетической экспертизы с целью выявления их принадлежности и привлечения ответственности должностных лиц г. Балашихи в связи с приведенными ниже нарушениями Российских законов.

Факты и доводы.

1. Постановления ст. следователя СО по г. Балашихе (ПД107) от 02.02.2010 об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти моего родного брата [2] было практически дословно списано с повторно отмененного постановления [3], вынесенного сотрудником УВД г. Балашихи (ПД7) 20.11.08 (красным цветом выделено дословное совпадение [1]с отмененным ранее постановлением заместителем прокурора МО (ПД28) 13.11.2009)

2. Повторное неисполнение указания заместителя прокурора Московской области (ПД28) о приобщении копий документов, подтверждающих факт захоронения Караванского Е.Г [4,5]. — главная задача, поставленная перед СО г. Балашихи.

3. МУП «Барус», проводящий захоронение невостребованных трупов, в справке от 25.03.2008 отрицает факт захоронения Караванского Е.Г. 1946 г. рождения, МУП «Барус» захоранивал некого Корованского Е.Г. 1949 г. рождения [6].

4. Начальником судебно-медицинской экспертизы г. Балашиха (ПД35) были мне переданы копии 3-х документов, которые она соотносила с моим покойным братом Караванским Е.Г. 1946 г. рождения:

4.1 медицинское свидетельство о смерти от 05.04.2007 на имя Корованского Е.Г., родившегося 06.11.1946 [7];

4.2 свидетельство о смерти на имя Корованского Е.Г., родившегося 06.11.1949 [8];

4.3 паспорт на имя Караванского Е.Г., родившегося 06.11.1946;

4.4 в заключении акта судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007 [9] указывается, что исследовался труп Корованского Евгения Георгиевича, 47 лет. Таким образом, начальником судебно-медицинской экспертизы г. Балашихи (ПД35), нарушена ст.14 ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» в части, касающейся обеспечения контроля за качеством проведенных исследований, т.к. перечисленные выше документы даже не позволяют понять, чей труп исследовался и передавался на захоронение Балашихинской судебно-медицинской экспертизой. Указанное обстоятельство доказывает полную бесконтрольность делопроизводства в Балашихинской СМЭ, руководимой (ПД35).

5. Объяснения судебного эксперта (ПД17) от 10.07.2008 [10] касаются только фамилии, внесенной в акт судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007, при этом в отношении возраста исследованного трупа 47 лет никаких пояснений не дается. Указанное обстоятельство о несоответствии возраста исследованного трупа (47 лет) возрасту моего покойного брата (60 лет) закономерно ставит вопрос о том, в какой части сведения акта судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007 относятся к моему покойному брату, а в какой части к другому трупу. Следственные органы списали указание возраста исследованного трупа 47 лет в заключении акта судебно-медицинского исследования трупа №303 также на техническую ошибку.

6. Для составления акта судебно-медицинского исследования трупа моего брата мог быть использован либо шаблон, либо акт судебно-медицинского исследования другого трупа в качестве шаблона, что логично объясняет оставшуюся из шаблона запись о возрасте исследованного трупа 47 лет. Однако в этом случае нельзя с точностью сказать, остались ли какие-либо еще записи из шаблона, касающиеся трупа другого лица. Данный пример показывает несостоятельность объяснения следственными органами несоответствия данных брата и данных исследованного трупа, согласно акту №303 от 21.03.2007, техническими ошибками, т.к. в нарушение ст.73 УПК РФ (Обстоятельства, подлежащие доказыванию) не доказаны все обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

7. Указание в акте № 303 от 21.03.2007 возраста исследованного трупа 47 лет могло произойти по двум причинам: 7.1 использование шаблона для составления указанного акта, при этом автоматически был перенесен возраст исследованного трупа из шаблона; 7.2 перепутывание данных одного исследованного трупа с данными другого исследованного трупа.

Как в первом, так и во втором случае с точностью нельзя определить, присутствуют ли в акте № 303 от 21.03.2007 какие-либо другие данные по результатам исследования трупа, отличного от трупа моего брата. Поэтому, на основании акта № 303 от 21.03.2007 нельзя с точностью сказать, в какой мере он соответствует, и соответствует ли вообще результатам исследования трупа моего брата. Замечу, что если в случае искажения фамилии брата, органами прокуратуры и следствия ошибки объяснялись неразборчивым почерком сотрудника УВД г. Балашихи (ПД7), то в случае с несоответствием возраста исследованного трупа возрасту моего брата ни органами прокуратуры, ни органами следствия не дается никакого объяснения. Данное обстоятельство считаю недоработкой указанных органов.

8. Приведенные в п.6 две версии возникновения несоответствия возраста исследованного трупа и возраста моего брата и выводы, которые можно сделать исходя из этих версий, с очевидностью доказывают, что версия случайных технических ошибок при оформлении посмертных документов моего брата не убедительна при объяснении несоответствия возраста моего брата возрасту исследованного трупа, а также не может развеять сомнения в отношении наличия других случайных технических ошибок, которые могут присутствовать в акте №303 от 21.03.2007. Замечу, что событие совместного совершения многочисленных технических ошибок и нарушений законодательства должностными лицами г. Балашиха, по странному стечению обстоятельств никем не замеченные, разумеется, кроме меня, имеет крайне малую вероятность, т.к. вероятности возникновения отдельных событий перемножаются. Замечу также, что на случайности технических ошибок, совершенных по отдельности и милицией, и судебно-медицинской экспертизой, и отделом ЗАГС настаивают лица указанных организаций, совершившие эти ошибки.

Замечание о технических ошибках:

Когда должностные лица заявляют, что судебно-медицинский эксперт допустил технические ошибки в написании фамилии и возраста исследованного трупа в акте №303 от 21.03.2007, то не уточняется операция, при которой техническая ошибка была допущена, каковы обстоятельства ее совершения, и может ли эта операция и обстоятельства повлиять на достоверность акта №303 от 21.03.2007. Когда ошибка связана с неверным прочтением фамилии в направлении трупа на исследование из-за неразборчивого почерка сотрудника УВД (ПД7) и с очевидностью исключаются другие возможные ошибки и обстоятельства, допускающие криминальное толкование, то в такой ситуации компромиссное решение приемлемо. В будущем (ПД7) не надо поручать написание основополагающих документов, тем более, что с грамматикой он тоже не в ладах («ни чего не изъято», из протокола осмотра места происшествия). Однако если техническая ошибка связана с операцией редактирования текста, используемого в качестве шаблона, что весьма вероятно при возникновении ошибки в возрасте исследованного трупа (47 лет вместо 60 лет), то такая ошибка вызывает сомнение в соответствии данных исследования трупа моего брата данным акта №303 от 21.03.2007. т.к. в процессе редактирования текста могли остаться и другие данные, кроме возраста исследованного трупа, относящиеся к исследованию совершенно другого трупа, что делает акт №303 от 21.03.2007 незаконным, т.к. нельзя с точностью установить, данные чьего трупа в нем описаны.

Следственные органы МО и г. Балашиха не рассматривали факт передачи мне паспорта брата начальником СМЭ г. Балашихи (ПД35) под расписку 12.07.2007 в нарушение п.19 Постановления Правительства РФ №828 от 08.07.1997 (паспорт умершего сдается в органы ЗАГС) при отягчающих обстоятельствах — паспортные данные покойника не соответствовали ни одному из посмертных документов, выданных должностными лицами г. Балашихи. В органы ЗАГС паспорт на имя Караванского Е.Г. 1946 г. рождения никто бы не принял у (ПД35), т.к. на тот момент по документам, оформленным самой (ПД35) Караванский Е.Г. 1946 г. рождения не умирал, а умер некто Корованский Е.Г. 1949 г. рождения. Факт передачи мне паспорта брата (ПД35) подтверждает умышленное сокрытие ей искажений данных брата в посмертных документах и попытку избавиться от улики — паспорта брата, на основании которого можно было устранить все «технические» ошибки, чего ей умышленно не было сделано. Приведенный довод с очевидностью доказывает несостоятельность утверждения следственных органов МО и г. Балашихи о том, что «каких либо данных, свидетельствующих об умышленном искажении работниками Балашихинского отделения Бюро судебно- медицинской экспертизы данных о личности вашего брата путем внесения в акт исследования трупа и медицинское свидетельство о смерти заведомо неверных сведений, в ходе проведенной следственным отделом по г. Балашихе проверки не установлено». Возможно, судебно-медицинский эксперт (ПД17) ввиду неразборчивого почерка сотрудника УВД г. Балашихи (ПД7) приняла Корованского за Караванского, однако начальник СМЭ г. Балашихи (ПД35) наверняка разглядела несоответствие фамилии и года рождения покойника, переданного ей на захоронение, и паспорт в отдел ЗАГС не сдала, а подсунула его мне под расписку. Таким образом, ни довод о случайных технических ошибках в посмертных документах брата, объясненный неразборчивым почерком сотрудника УВД г. (ПД7), в опровержение которого приведен довод об использовании шаблона с данными другого покойника для составления акта судебно-медицинского свидетельства о смерти брата, когда данные другого покойника попали в акт судебно-медицинского исследования моего брата (возраст исследованного трупа 47лет), и совершенно не ясно в какой мере он соответствует данным исследования трупа моего брата, ни утверждение об отсутствии умышленного искажения данных моего покойного брата в Балашихинском отделении СМЭ, в опровержение которого был приведен факт незаконного хранения и передаче мне паспорта брата начальником Балашихинского отделения СМЭ (ПД35)., нарушившей п.19 Постановления Правительства РФ №828 от 08.07.1997, не позволяют считать постановление ст. следователя СО г. Балашиха (ПД107) от 02.02.2010 законным и обоснованным, а акт судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007 с точностью соответствующим данным исследования трупа моего брата.

9. Органы следствия не рассматривали факт незаконного повторного вскрытия опечатанной квартиры брата под предлогом поиска его паспорта в период марта 2007 года [11-13]. Есть все основания считать повторное вскрытие квартиры брата под предлогом поиска его паспорта незаконным по следующим причинам:

9.1. В направлении трупа на исследование от 20.03.2008 сотрудником УВД г. Балашиха (ПД7) написано «паспорт прилагается» (впоследствии запись «паспорт прилагается» была замазана в УВД г. Балашиха) [14,15,16].

9.2. На момент повторного вскрытия опечатанной квартиры брата документ "направление трупа на исследование от 20.03.2007 был действующий, и ни кем не отменялся, поэтому нет документа, разрешающего повторное вскрытие квартиры.

9.3 Если паспорт не был бы найден в первое вскрытие квартиры, то откуда появились паспортные данные брата в направлении трупа на исследование, а также в объяснениях понятых начальника РЭУ №14 (ПД5) [17] и соседа из (персональные данные) (ПД4) [18], который, кстати, узнал паспортные данные брата только после вскрытия квартиры.

9.4. Сотрудник УВД г. Балашиха (ПД7) не смог указать причину внесения им записи «паспорт прилагается» в направление трупа на исследование (опрос 13.05.2009) [19], при этом беспамятство (ПД7) в отношении времени обнаружения паспорта не вызвало вопросов у старшего помощника прокурора (ПД8), проводившей его опрос.

9.5. Если бы надпись «паспорт прилагается» была внесена (ПД7) при отсутствии паспорта, что само по себе почти невероятно, то почему же эта надпись была зачеркнута только в экземпляре, переданном вместе с трупом в Балашихинское отделение СМЭ и не была зачеркнута в экземпляре, сохраненном впоследствии в проверочном материале №1541/07 по факту смерти моего брата, который многократно проверялся прокуратурой и УВД г. Балашиха? Направление трупа на исследование с зачеркнутой надписью «паспорт прилагается» и направление трупа на исследование из проверочного материала №1541/07 по факту смерти моего брата, в котором надпись «паспорт прилагается» была замазана после 16.10.2007, когда я отснял на фотоаппарат указанный материал, написаны (ПД7) по-разному, т.е. (ПД7) 20.03.2007 писал два направления трупа на исследование. Таким образом, (ПД7) дважды, собственноручно в двух направлениях трупа на исследование сделал надпись «паспорт прилагается», согласно опросу от 13.05.2009 (ПД7) заявляет:«возможно, запись мной была произведена ошибочно». Чтобы в двух экземплярах одного и того же направления трупа на исследование в один и тот же день 20.03.2007 по ошибке сделать надпись «паспорт прилагается», причем в одном экземпляре, переданном в Балашихинскую судебно-медицинскую экспертизу указанную надпись зачеркнуть, а в экземпляре для проверочного материала №1541/07 оставить – это, знаете ли, из области невероятного. Конечно, можно предположить, что (ПД7). как компьютер, давал сбои при выполнении одной и той же операции, в одном и том же месте – при написании направления трупа на исследование дважды делал запись «паспорт прилагается» без наличия паспорта. Если (ПД7) так «глючит», то можно ли вообще доверять всему тому, что он написал для проверочного материала №1541/07 и его объяснениям? На проверку выясняется, что вопиющее вранье сотрудника УВД г. Балашихи (ПД7) в отношении двух надписей «паспорт прилагается», сделанных им в один день в двух экземплярах направления трупа на исследование с готовностью «скрышевали» и прокуратура [21] и следственный отдел г. Балашихи, сотрудники родственных ведомств МО их в этом поддержали.

9.6. Само по себе повторное вскрытие квартиры проходило незаконно: во-первых, милиция не уполномочена давать указания РЭУ а вскрытие чьей-либо квартиры для поиска документов согласно ФЗ «О милиции», права милиции по беспрепятственному входу в жилые помещения определены в п.18. ст.11 того же закона были превышены. Превышение полномочий является уголовно наказуемым деянием в соответствии со ст. 286 УК РФ. Незаконное проникновение в чужое жилище является нарушением ст. 25 Конституции РФ. Во-вторых, при повторном вскрытии квартиры не присутствовали понятые, и не составлялся акт изъятых вещей.

9.7. Согласно прежним устным заявлениям начальника РЭУ №14 (ПД5), сделанными в 2008 году: паспорт брата был «найден сразу, он находился либо в кармане пиджака, либо на видном месте. Однако, впоследствии, на опросе в прокуратуре 18.05.2009 [18] она изменила свои показания (п. 8.6.3). По устному заявлению сотрудника милиции (ПД7), сделанному им 13.11.2008 на опросе в связи с первой отменой постановления об отказе в возбуждении смерти брата, а паспорт нашли при первом вскрытии квартиры, однако „труповозы“ (лексика ПД7) паспорт брать отказались (что, кстати, подтверждается зачеркнутой надписью «паспорт прилагается» на направлении трупа на исследование, переданного с трупом брата в Балашихинское отделение СМЭ), и он (ПД7) передал паспорт в РЭУ. Данное заявление (ПД7) подтверждается показаниями начальника СМЭ г. Балашиха (ПД35) на опросе в прокуратуре в мае 2009 [22]:

9.7.1. Сотрудник милиции (ПД7) сообщил, что квартира Караванского Е.Г. опечатана, паспорт находится в РЭУ;

9.7.2. Паспорт был сдан в отделение СМЭ сотрудником милиции (ПД7) после повторного запроса, оформления медицинского свидетельства о смерти и получение разрешения на захоронение трупа. (Не ясно, почему в таком случае паспорт не использовался для проверки посмертных документов) О повторном вскрытии опечатанной квартиры брата я узнал в начале марта 2008 года от соседей (персональные данные). Я никогда до заявления прокуратуры г. Балашиха от 18.05.2009 не поднимал вопроса и не предъявлял претензий о повторном вскрытии квартиры брата, т.к. не имел этому никаких доказательств.

9.7.3. На опросе 18.05.2009 . начальник РЭУ №14 (ПД5) [20] отрицается факт обнаружения паспорта брата при первом вскрытии квартиры 20.03.2007 и утверждает, что паспорт брата был передан сотруднику милиции (ПД7) в день обнаружения.

9.8. Ни органами следствия, ни органами прокуратуры не рассматривался факт задержки передачи паспорта брата в отделение [11,12,13] СМЭ г. Балашихи сотрудником УВД (ПД7). Согласно ответу прокуратуры г. Балашиха паспорт был найден в»период марта 2007 года, а передан в отделение СМЭ г. Балашиха 19.04.2007, согласно ответу от 22.01.2009 министра здравоохранения МО (ПД43). [23]. Чтобы показания (ПД7), (ПД5), (ПД35) не противоречили друг другу, должно было в один и тот же мартовский день 2007 г. свершиться событие, состоящее из последовательно свершенных событий:

1. работники РЭУ вскрыли квартиру и нашли паспорт;

2. Работники РЭУ позвонили (ПД7) и сообщили, что паспорт найден;

3. Строго вслед за этим должна была позвонить (ПД35) и справиться в отношении паспорта. По теории вероятности, чем большее число событий должно свершиться совместно, тем меньше вероятность свершения результирующего события, т.к. вероятности свершения составляющих событий перемножаются. Встает законный вопрос: почему паспорт брата не был вовремя сдан (ПД7) в Балашихинское отделение СМЭ, несмотря на то, что для его «поиска» была проявлена немеренная прыть, не взирая на нарушения закона?

На основании приведенных выше доводов, подкрепленных необходимыми документами, мной сделан вывод о преступном сговоре между сотрудником УВД г. Балашиха (ПД7) и начальником РЭУ №14 (ПД5), скрывшими факт обнаружения паспорта брата при первом вскрытии его квартиры 20.03.2007 с целью во-первых, оправдать задержку передачи паспорта в Балашихинское отделение СМЭ, во-вторых, оправдать незаконное повторное вскрытие квартиры брата. Данный преступный сговор был покрыт старшим помощником прокурора (ПД8), не усмотревшей нарушений законодательства РФ в повторном вскрытии опечатанной квартиры без наличия письменного разрешения, понятых и акта изъятых вещей. Доказывает тот, кто помнит, а кто не помнит, тот и не доказывает.

10. В дополнение к многочисленным нарушениям сообщаю, что о смерти брата я узнал от «известного» в г. Балашихе, да и не только в Балашихе, адвоката (ПД30), который попросил старшую по подъезду передать свою визитную карточку [24] мне, т.к. он приезжал два раза и не смог меня застать. 24.05.2007 визитная карточка (ПД30) была мне передана, вечером того же дня я с ним связался и мне была назначена встреча в поселке Салтыковка 29.05.2007 в 17:00 в административном здании рядом с железнодорожной станцией, где (ПД30) вел в то время свою адвокатскую практику. (ПД30) на встрече сообщил о смерти брата, сказал, что осталась квартира, что она не приватизирована, и свои права на нее я никогда не докажу. (ПД30) предложил мне $5000 за отказ от прав на квартиру брата, что сразу вызвало у меня подозрение, если, по его словам, у меня нет прав, то зачем мне предлагается от этих прав отказываться. Короче говоря, сделка не состоялась ни 29.05.2007. ни 30.05.2007, когда (ПД30) дважды настойчиво предлагал ее заключить. После проверки прокуратурой г. Балашихи выяснилось, что квартиру брат приватизировал, но не зарегистрировал, по решению Балашихинского городского суда квартира брата стала моей собственностью. Претензий к адвокату (ПД30) я не предъявляю, он мне абсолютно не интересен. Адвокат (ПД30) выполнял работу, которую ему поручили, такова специфика его профессии. Интерес представляют те, кто его направил и снабдил информацией обо мне, кто хотел обманным путем завладеть чужой недвижимостью.

11. Я многократно предъявлял претензию к УВД г. Балашихи о не уведомлении меня о смерти брата на основании п.4.9 «Инструкции об организации и тактике установления личности граждан, больных и детей, которые по состоянию здоровья или возрасту не могут сообщить о себе сведения», согласно которому сотрудники милиции обязаны предпринимать исчерпывающие меры для установления родственников умерших и извещения их о смерти. В ходе переписки между мной, прокуратурой и УВД г. Балашиха был выявлен факт искажения прокуратурой данных о наличии родственников у умершего и, как следствие, покрытие нарушения сотрудником УВД г. Балашихи (ПД3) положения указанной инструкции в части, касающейся розыска и уведомления ближайших родственников о смерти. Из ответа прокуратуры г. Балашиха 19.09.2007 [25]:

«В ходе проверки данных о наличии у Караванского Е.Г. родственников получено не было, в обязанности сотрудников милиции не входит розыск родственников умерших и их уведомление о смерти, в связи с чем никто из родственников Караванского Е.Г. не уведомлялся.»

Из ответа УВД по г.о.Балашиха 07.12.2007 [26]: «Вышеуказанные сотрудники действительно получили информацию от соседей о том, что у Караванского Е.Г. есть брат, однако при личной беседе не смогли сообщить каких-либо о нем данных, в ходе проверки участковым уполномоченным проводились мероприятия, направленные на установление данных брата Караванского Е.Г., однако при проведении мероприятий какой-либо значимой информации получено не было». Повторюсь, (ПД7) 18.11.2008 на опросе сказал, что найти меня труда не составляло, на основании чего мной делается вывод об умышленном сокрытии от меня факта смерти брата сотрудниками УВД г.Балашиха (ПД3) и (ПД7) с преступной целью незаконного завладения его квартирой при посредничестве адвоката (ПД30).

12. Прокуратура г. Балашихи чинила препятствия моему ознакомлению с письмом прокуратуры г. Балашихи от 21.06.2007 в отдел ЗАГС г. Балашихи, согласно которому захороненный на кладбище «Фенинское» в могиле №1342 Корованский Е.Г. 1949 г. рождения идентифицируется прокуратурой г. Балашихи как мой родной брат Караванский Е.Г. 1946 г. рождения [27]. 06.05.2001 на личном приеме у помощника прокурора (ПД195) указанное письмо в надзорном производстве №277Ж-07 по факту смерти моего брата обнаружено не было, в связи с чем, я запросил его разыскать и предоставить мне для ознакомления [28]. 24.05.2011 в полученном ответе от 19.05.2011 заместителя прокурора г. Балашиха (ПД10) [29] указано, что копия письма прокуратуры от 21.06.2007 прилагается, однако, в конверте указанной копии не оказалось, в нем было только письмо, подписанное (ПД10). 25.05.2011 на личном приеме у заместителя прокурора г. Балашихи (ПД10) в надзорном производстве №277Ж-07 письмо прокуратуры от 21.06.2007 также найдено не было, в связи с чем, в тот же день я подал заявление [30] в прокуратуру г. Балашихи с повторной просьбой указанное письмо разыскать и предоставить мне для ознакомления. В ответе от 24.06.2011 заместителя прокурора г. Балашиха (ПД10) [31] мне предлагается прийти в прокуратуру г. Балашихи в рабочее время и поискать самому письмо прокуратуры г. Балашихи от 21.06.2007 в отдел ЗАГС г. Балашихи. Встает законный вопрос: а находится ли письмо прокуратуры от 21.06.2007 в отдел ЗАГС в надзорном производстве №277Ж-07, которое уже два раза 06.05.2011 и 25.05.2011 не смогли найти в моем присутствии работники Балашихинской прокуратуры, или мне в очередной раз предлагается потратить время на безрезультатные поиски указанного письма, которое по определенным причинам было попросту изъято из надзорного производства №277Ж-07. возможно, ввиду сомнительной законности приведенных в нем доводов и сделанных выводов в отношении судебно-медицинского исследования и захоронения моего брата Караванского Е.Г. 1946 г. рождения. Письмо прокуратуры от 21.06.2007 в отдел ЗАГС является основополагающим документом, на основании которого прокуратурой г. Балашихи делается вывод о судебно-медицинском исследовании и захоронении моего брата Караванского Е.Г. 1946 г. рождения как Корованского Е.Г. 1949 г. рождения несмотря на доказанный факт отсутствия документов, подтверждающих судебно-медицинское исследование и захоронение моего родного брата Караванского Е.Г. 1946 г. рождения.

13. Обжалование процессуальных решений должностных лиц г. Балашиха прошло в прокуратуре [32], [34], [38] и следственном управлении [35] следственного комитета Московской области. В ответах [33], [37] должностных лиц прокуратуры и в ответе [36] руководителя следственного управления следственного комитета Московской области мои подтвержденные документами факты, указывающие на нарушения законодательства РФ должностными лицами г. Балашиха не рассматривались, как это предусмотрено ст. 124 УПК РФ, мои жалобы удовлетворены не были. Жалоба от 19.08.2011 на ответ и.о. начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного Комитета РФ (ПД196). от 12.05.2011 и и.о. начальника первого зонального отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного Комитета РФ (ПД144) от 26.05.2011 совпадает с жалоба руководителю СУ СКРФ по МО (ПД34) от 05.08.2011. [35] и поэтому не прилагается.

14. 05.10.2011 я подал обращение в партию «Единая Россия» в центральную приемную (ПД160) на личном приеме депутата Государственной Думы (ПД190) с просьбой поддержать мои усилия по проведению законной идентификации предполагаемых останков моего покойного брата и привлечению к ответственности виновников выявленных мной нарушений законов РФ. Указанное обращение было поддержано депутата Государственной Думы (ПД190), направившим запрос на имя Генерального прокурора РФ (ПД36), о чем мне было сообщено в информационном письме № ВН-124 от 07.10.2011 [39]. В ответе от 11.11.2011 начальника отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета РФ Генеральной прокуратуры РФ (ПД39)[40], в ответе от 25.11.2011 прокурора Московской области (ПД191) [41] также как и в ответе от 01.09.2011 первого заместителя прокурора Московской области (ПД197) [37] и в ответе от 09.09.2011 и.о. руководителя главного следственного управления следственного комитета РФ по Московской области (ПД34) [35] не рассмотрены приведенные мной аргументы, подтвержденные документами, в пользу признания незаконными:

14.1. постановления от 02.02.2010 об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного ст. следователем СО по г. Балашиха Московской области (ПД107);

14.2. сокрытия искажения данных в посмертных документах покойного брата и удерживания его паспорта начальником судебно-медицинской экспертизы г. Балашиха Московской области (ПД35);

14.3 повторное вскрытие квартиры покойного брата без присутствия понятых и составления акта вскрытия под предлогом поиска его паспорта, который, согласно двум написанным сотрудником УВД г. Балашиха (ПД7), был найден в день первого вскрытия квартиры 20.03.2007.

Из приведенных доводов вытекает вывод о нарушении органами прокуратуры и следствия Московской области Определения Конституционного суда РФ от 25.01.2005 № 42-О, приведенного в комментарии к статье 124 УПК РФ: «Положение части третьей статьи 124 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании не допускает отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом». Принцип разумности, известный еще с времен римского права гласит: «Доказывает тот, кто утверждает». Заявляя о нарушениях законов и моих гражданских прав должностными лицами г. Балашиха, мной приводятся логические построения, подкрепленные ссылками на конкретные документы из надзорного производства №277ж-07, либо ссылками на законы и инструкции, регламентирующие действия сотрудников полиции и судебно-медицинской экспертизы, которые нарушались последними. В ответах должностных лиц органов прокуратуры и следствия логические построения по опровержению моих доводов и выводов с сылками на конкретные документы, как указывалось выше, попросту отсутствуют, следуют сразу выводы, оправдывающие действия сотрудников УВД, следственного отдела и судебно-медицинской экспертизы г. Балашиха.

15. После дополнительной переписки с прокуратурами Московской области и г. Балашиха. инициированной аппаратом уполномоченного по правам человека в РФ, куда я обратился с просьбой оказать содействие в получении копии письма от 21.06.2007 прокуратуры г. Балашиха в отдел ЗАГС г. Балашиха, в котором, согласно заключению по делу №50 от 17.07.2007, умерший Корованский Е.Г. 1949 г. рождения идентифицирован прокуратурой г. Балашиха как мой родной брат Караванский Е.Г. 1946 г. рождения, копия указанного письма [42] была мной получена 30.01.2012. Данное письмо [42] явилось копией ответа прокуратуры г. Балашиха на мое самое первое обращение от 04.06.2007 в органы прокуратуры по фактам нарушения законности в связи со смертью брата. В данном ответе обращает на себя внимание следующее:

15.1 Прокуратура г. Балашихи подтверждает изучение проверочного материала по факту смерти моего брата (№1541/07, КУСП 5573) для подготовки ответа от 21.06.2007.

15.2 Прокуратура г. Балашиха подтверждает правильность указания данных брата в направлении трупа на исследование: «фамилия, имя, отчество, дата рождения, место жительства вашего брата Караванского Е.Г. указаны без искажений».

15.3 Прокуратура г. Балашиха подтверждает искажение фамилии брата в акте судебно-медицинского исследования трупа.

15.4 Однако изучение проверочного материала по факту смерти моего брата (№1541/07, КУСП 5573) прокуратурой г. Балашиха не было ни полным, ни всесторонним, в особенности акта №303 от 21.03.2007 судебно-медицинского исследования трупа, т.к. прокуратурой г. Балашиха не был выявлен факт, указывающий на отношение указанного акта к трупу некого 47-летнего лица, согласно его заключению.

15.4.1 В этой связи уместно привести выдержку из постановления от 23.06.2008 об удовлетворении жалобы [4] заместителем прокурора Московской области (ПД28): «Однако, согласно заключению эксперта №303 от 21.03.2007 проводилась экспертиза не Караванского Е.Г., труп которого был обнаружен 20.03.2007 в вышеуказанной квартире, а Корованского Е.Г., смерть которого могла наступить от острой коронарной недостаточности, в результате заболевания – ишемической болезни сердца».

15.4.2 Подчеркиваю, мной никогда не отрицался факт смерти брата Караванского Е.Г., 1946 г. рождения, мной на основании заключения акта №303 от 21.03.2007 судебно-медицинского исследования трупа обоснованно заявляется сомнение, что указанный акт в полной мере относится к моему покойному брату, и что именно он был захоронен в могиле №1342 Фенинского кладбища, а не чей-то иной труп некого 47-летнего лица, как это указано в заключении акта №303 от 21.03.2007 судебно-медицинского исследования трупа. Допущенные судебно-медицинской экспертизой «технические ошибки» в посмертных документах моего покойного брата вполне могли послужить причиной подмены трупа брата на труп некого 47-летнего лица при передаче на захоронение, согласно заключению акта №303 от 21.03.2007 судебно-медицинского исследования трупа.

16. Однако, в информационном сообщении от 22.11.2011 Генеральной прокуратуры РФ [43] указывается о направлении моих доводов для уточнения в прокуратуру Московской области. В связи с длительным неполучением ответа из органов прокуратуры по результату уточнению моих доводов мной было подано заявление в Генеральную прокуратуру РФ. В ответе от 06.02.2012 Генеральной прокуратуры РФ [44] сообщалось о направлении моего обращения для рассмотрения в прокуратуру Московской области. В ответе от 17.02.2012 прокуратуры Московской области сообщалось о направлении моего обращения для рассмотрения в прокуратуру г. Балашиха. На настоящий момент я не получал ответа из органов прокуратуры по результатам по уточнению моих доводов.

17. В Интернете присутствует многократно повторяющееся сообщение [45] об ошибке написания в трудовой книжке имени: Наталия, вместо Наталья, как написано в паспорте (достаточно задать поиск в yandex «ошибки в документах»). Не перегружая подробностями, приведенными в статьях, сообщу результат – официальный отказ в назначении трудовой пенсии. Искажение буквы в фамилии значительно более серьезная ошибка, чем искажение буквы в имени (Казаков – архитектор, Козаков – артист). На проверку выясняется, что трактовка ошибок в личных данных граждан определяется произволом лиц, наделенных властью, а не законом. Чтобы отказать в назначении трудовой пенсии оказалось достаточным указать на отличие имени в трудовой книжке Наталия от имени Наталья в паспорте. А вот, чтобы признать законным и относящимся к моему покойному брату Караванскому Е.Г. 1946 г. рождения:

17.1 акт № 303 от 21.03.2007 судебно-медицинского исследования трупа некого Корованского Е.Г. [9], причем согласно заключению указанного акта возраст исследованного трупа 47 лет, хотя брату было 60 лет;

17.2 акт медицинского свидетельства о смерти № 303 от 05.04.2007 на имя Корованского Е.Г. 1946 г. рождения [7];

17.3 отсутствие документов, подтверждающих захоронение моего покойного брата Караванского Е.Г., на необходимость предоставления которых было указано в двух постановлениях от 23.06.2008 и от 13.11.2009 заместителя прокурора Московской области (ПД28) по отмене постановлений органов дознания об отказе в возбуждении уголовного дела; было достаточно волевого решения должностных лиц, не утруждавших себя «исследованием и оценкой всех приводимых доводов, а также мотивировкой своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом» [комментарий к статье 124 УПК РФ].

На основании подтвержденных документами доводов, приведенных в данной жалобе и приложениях, прошу:

1. Отменить постановление от 02.02.2010 об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное ст. следователем СО по г. Балашиха (ПД107) как незаконное в связи с не исполнением им указания заместителя прокурора МО (ПД28) о приобщении документов, подтверждающих факт захоронения моего брата Караванского Е.Г.

2. Дать письменное указание по проведению эксгумации предполагаемых останков и проведении их генетической экспертизы с целью выяснения их принадлежности моему брату.

3. Дать письменное указание по проведению беспристрастного расследования фактов нарушения Российского законодательства должностными лицами г. Балашихи, в особенности сотрудником УВД (ПД7), начальником судебно-медицинской экспертизы (ПД35), с целью определения степени их ответственности перед Российским законодательством за доказанные его нарушения.

Приложения:

1. Постановления ст. следователя СО по г. Балашиха (ПД107) от 02.02.2010 об отказе в возбуждении уголовного дела (красным цветом выделено дословное совпадение с отмененным ранее заместителем прокурора МО (ПД28) постановлением)

2. Постановления ст. следователя СО по г. Балашиха (ПД107) от 02.02.2010 об отказе в возбуждении уголовного дела.

3. Постановления сотрудника УВД г. Балашиха (ПД7) от 20.08.2008 об отказе в возбуждении уголовного дела

4. Постановление об отмене постановления органа дознания (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела от 23.06.2008, вынесенное заместителем прокурора МО (ПД28)

5. Постановление об отмене постановления органа дознания (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела от 13.11.2009, вынесенное заместителем прокурора МО (ПД28).

6. Справка МУП «Барус» от 25.03.2008 о захоронении Корованского Е.Г. 1949 г. рождения.

7. Медицинское свидетельство о смерти от 05.04.2007 на имя Корованского Е.Г., родившегося 06.11.1946.

8. Cвидетельство о смерти на имя Корованского Е.Г., родившегося 06.11.1949.

9. Акт судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007.

10. Объяснения судебного эксперта (ПД17) от 10.07.2008.

11. Ответ первого заместителя руководителя Главного следственного управления МО (ПД192) от 23.06.2011

12. Ответ руководителя управления процессуального контроля Главного следственного управления МО (ПД198) от 31.03.2011

13. Ответ руководителя первого отдела управления процессуального контроля Главного следственного управления МО (ПД55) от 21.01.2011

14. Направление трупа на исследование от 20.03.2007, надпись «паспорт прилагается» присутствует.

15. Направление трупа на исследование от 20.03.2007, надпись «паспорт прилагается» зачеркнута.

16. Направление трупа на исследование от 20.03.2007, надпись «паспорт прилагается» замазана.

17. Объяснение начальника РЭУ №14 (ПД5) от 20.03.2007.

18. Объяснение соседа из квартиры №44 (ПД4) от 20.03.2007.

19. Объяснение сотрудника УВД г. Балашихи (ПД7) от 13.05.2009.

20. Объяснение начальника РЭУ №14 (ПД5) от 18.05.2009.

21. Ответ прокуратуры г. Балашиха от 18.05.2009

22. Объяснение начальника Балашихинского отделения СМЭ (ПД35), май 2009 г.

23. Ответ министра здравоохранения МО (ПД43) от 22.01.2009.

24. Визитная карточка адвоката (ПД30)

25. Ответ прокуратуры г. Балашиха 19.09.2007.

26. Ответ УВД по г.о.Балашиха 07.12.2007.

27. Заключение по делу №50 от 17.07.2007 Балашихинского отдела ЗАГС.

28. Заявление в прокуратуру г. Балашиха от 06.05.2011.

29. Ответ заместителя прокурора г. Балашиха (ПД10) от 19.05.2011.

30. Заявление в прокуратуру г. Балашиха от 25.05.2011.

31. Ответ заместителя прокурора г. Балашиха (ПД10) от 24.06.2011.

32. Жалоба в прокуратуру МО от 03.06.2011.

33. Ответ и.о. начальника первого зонального отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета РФ (ПД144) от 21.06.2011.

34. Обжалование от 19.08.2011 ответа и.о. начальника первого зонального отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета РФ (ПД144) от 21.06.2011.

35. Жалоба руководителю СУ СКРФ по МО (ПД34) от 05.08.2011.

36. Ответ руководителя СУ СКРФ по МО (ПД34) от 09.09.2011.

37. Ответ первого заместителя прокурора МО (ПД197) от 01.09.2011.

38. Обжалование ответа первого заместителя прокурора МО (ПД197) от 01.09.2011

39. Подтверждение направления запроса на имя Генерального прокурора РФ (ПД36) в информационном письме № ВН-124 от 07.10.2011 депутатом Государственной Думы от фракции «Единая Россия» (ПД190)

40. Ответ от 11.11.2011 начальника отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью Следственного комитета РФ Генеральной прокуратуры РФ (ПД39)

41. Ответ от 25.11.2011 прокурора Московской области (ПД191)

42. Письмо от 21.06.2007 прокуратуры г. Балашиха в отдел ЗАГС г. Балашиха, в котором, согласно заключению по делу №50 от 17.07.2007, умерший Корованский Е.Г. 1949 г. рождения идентифицирован прокуратурой г. Балашиха как мой родной брат Караванский Е.Г. 1946 г. рождения

43. Информационное сообщение от 22.11.2011 Генеральной прокуратуры РФ.

44. Заявление от 30.01.2012 в Генеральную прокуратуру РФ

45. Ответ от 06.02.2012 Генеральной прокуратуры РФ.

46. Ответ от 17.02.2012 прокуратуры Московской области

47. Информация из Интернета по ошибкам в документах.

С уважением Караванский В.Г.

[свернуть]

Обновлено: 08.05.2019 — 21:30

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.