2008.11.06 Жалоба министру здравоохранения

2008.11.06 Жалоба министру здравоохранения

2008.11.06 Жалоба министру здравоохранения

Министру Здравоохранения Правительства Московской области

г-ну (ПД43)

от Караванского Владимира Георгиевича,

(адрес Караванского В.Г.)

ЖАЛОБА

06.08.2008 мной на имя начальника бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области г-на (ПД146) была подана жалоба, в которой я просил провести служебную проверку по фактам недобросовестного исполнения служебных обязанностей работниками судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) г. Балашихи Московской области, повлекшим за собой многочисленные нарушения законности при оформлении посмертных документов моего покойного брата Караванского Евгения Георгиевича, 1946 года рождения и судебно-медицинских документов, подготовленных по факту исследования трупа брата.

05.09.2008 года, по результатам рассмотрения указанной жалобы, мне был дан ответ (исх. 848) за подписью зам. начальника Бюро по экспертной работе (ПД147), в котором указано, что в ходе проверки факт искажения данных моего брата в медицинском свидетельстве о его смерти подтвердился. В связи с этим, с врачами СМЭ и, в частности, с заведующей Балашихинским РСМО (ПД35) проведена разъяснительная работа о правильности заполнения и ведения судебно-медицинской документации. Указанные лица предупреждены о недопущении впредь подобных фактов. Однако, внесение ошибочных данных оправдано тем, что паспорт моего брата находился в РЭУ и в РСМО не поступал, оформление свидетельства о смерти проводилось на основании направления на судебно-медицинское исследование трупа моего брата — Караванского Е.Г., вынесенного 20.03.2007 года УУМ УВД г.о. Балашиха (ПД7), который неразборчиво написал фамилию брата.

Считаю, что проверка сведений, изложенных в моей жалобе от 06.08.2008 проведена не полно, объективная оценка действиям сотрудников РСМО не дана, так как:

1. должным образом не проверен факт наличия в РСМО паспорта моего брата. Как следует из ответа (ПД147) (ПД35) пояснила, что паспорт в РСМО не поступал, рукописный текст в направлении на исследование трупа о приложении паспорта, зачеркнут. Данные сведения не соответствуют действительности. При ознакомлении с проверочными материалами по факту смерти моего брата Караванского Е.Г. 1946 г.р., которые находятся в УВД Балашихинского района Московской области (фотокопии указанных материалов у меня имеются) рукописный текст в направлении на судебно-медицинское исследование трупа от 20.03.2008 г. «паспорт прилагается» не зачеркнут, что свидетельствует о том, что паспорт действительно направлялся в РСМО. Кроме того, паспорт брата я получил от (ПД35), о чем написал ей соответствующую расписку (в ответе на мою жалобу (ПД147) указывает, что ознакомился с ней). Очевидно, что если бы в РСМО не было паспорта моего брата, то я не мог бы получать его у (ПД35). Особо хочу обратить внимание на то обстоятельство, что паспорт у (ПД35) находился с 20 марта 2008 года по 12 июля 2008 года, то есть 4 месяца и это при том, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено 05 апреля 2008 года и материалы сданы в архив, то есть в правоохранительные органы (ПД35) паспорт тоже не вернула. Невольно напрашивается вопрос: почему? Какую цель она преследовала своими действиями и для чего ей нужен был паспорт моего брата? Указанные доводы свидетельствуют о ложности сведений, сообщенных (ПД35), могут и должны быть расценены не иначе как грубое нарушение должностных обязанностей. В соответствии с п. 4.5. Правил судебно-медицинской экспертизы трупа (далее по тексту – Правила), утвержденных приказом Минздрава СССР от 09.07.1991 года № 182 «Начальник бюро судебно-медицинской экспертизы обеспечивает контроль за качеством заполнения свидетельства о смерти». Кроме того, Правила (п.1.2.1) вообще не предусматривают передачу каких-либо личных документов трупа лица, направляемого на судебно-медицинское исследование. Необходимо предоставить только препроводительное письменное отношение лица, производящего дознание. В данном случае это было направление, составленное УУМ УВД г.о. Балашиха. Согласно п. 1.8. Правил поступившие в морг трупы, одежда и иные предметы, доставленные с трупом, регистрируются в установленном порядке. В ходе проверки не установлено, был ли зарегистрирован паспорт моего брата и если нет, то почем.

Подобное оформление посмертных документов моего покойного брата Балашихинской СМЭ является наглядной иллюстрацией того, как в России исчезают люди при содействии судебно-медицинской экспертизы. Рассмотрение всех нарушений законности, связанных с действиями должностных лиц г. Балашихи в отношении моего покойного брата равно как и меня (которые, правда, не относятся к компетенции Министерства Здравоохранения МО) не оставляет у меня никаких сомнений в преступном умысле завладения квартирой покойного брата:

1. Местный адвокат сообщил мне о смерти брата и утверждая, что его квартира не приватизирована, многократно предлагал $5000 за отказ от моих наследственных прав на нее, уверяя, что я никогда их не докажу.

2. Милиция не уведомила меня о факте смерти брата, сославшись на невозможность отыскать меня (соседи сообщили, что у покойного есть брат, место жительства которого им не известно; в паспортном столе г. Балашихи, находящемся в 5-10 метрах от кабинета участковых, занимавшихся дознанием, наши учетные карточки лежат рядом, где прописаны наши родители, поэтому найти меня не составляло никакого труда, т.к. я постоянно проживаю по месту регистрации).

3. В отделе ЗАГС в дополнение к измененной фамилии искажен год рождения брата.

4. Ни одна из многочисленных проверок материала по факту смерти брата ни в прокуратуре ни в милиции не выявляют никаких ошибок.

5. многочисленные заявления и жалобы в Балашихинскую прокуратуру и милицию не привели к исправлению ошибок в посмертных документах брата.

6. Шла утечка государственных денег, пенсия продолжала поступать на счет брата, и только после получения распечатки его счета я сообщил в пенсионный фонд о незаконном начислении пенсии покойнику.

2. В своей жалобе от 06.08.2008 я указывал, что в акте судебно-медицинского исследования допущен ряд ошибок, которые ставят под сомнение сам факт исследования трупа именно моего брата, а не другого человека. Так, в акте, в разделе «обстоятельства дела» указано, что проводилось исследование трупа Корованского Евгения Георгиевича, 1946 г.р., а в разделе «заключение» указано, что «при судебно-медицинском исследовании трупа Корованского Евгения Георгиевича, 47 лет …...». Остается не ясно, чей труп исследовался. В соответствии с п. 3.15. Правил «Заключение эксперта подписывается судебно-медицинским экспертом (экспертами), который проводил экспертизу. В данном случае это судебно-медицинский эксперт (ПД17), которая и несет непосредственную ответственность за данное ей заключение. Указанные выше обстоятельства, исходя из ответа (ПД147), вообще не проверялись и не исследовались. Это тем более странно, если учесть, что именно на основании акта судебно-медицинского исследования трупа правоохранительными органами решается вопрос о наличии или отсутствии насильственной силы и, соответственно, о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. На основании изложенного выше, прошу: На основании искажений посмертных документов моего покойного брата врачами Балашихинской СМЭ прошу:

1. Провести дополнительную проверку по фактам, изложенным в жалобе.

2. Признать неполноту проведенного судебно-медицинского исследования трупа некого Корованского Евгения Георгиевича, 47 лет, т.к. причина смерти определена не была, не были выполнены другие исследования, например, на наличие отравляющих веществ (токсинов), позволяющие установить истинную причину смерти.

3. Определить степень вины и, при наличии таковой, привлечь к ответственности начальника Балашихинской СМЭ (ПД35) и судебно-медицинского эксперта (ПД17) за халатное отношение к посмертным документам моего покойного брата, нарушению инструкций, регламентирующих работу судебно-медицинской экспертизы, и созданию серьезных препятствий к перезахоронению брата.

4. Провести проверку в отношении заместителя начальника Бюро Судебно-Медицинской Экспертизы Московской области по экспертной работе (ПД147) ввиду отсутствия ответов на все поставленные мной вопросы в жалобе, их не проработанности и противоречивости. Ответы даны лишь на некоторые из поставленных мной вопросов, вырваны из единого пакета.

Ошибки надо признавать и исправлять, а не оправдывать другими надуманными ошибками вроде неразборчивого почерка участкового при наличии паспорта.

Приложения:

1. Жалоба начальнику судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения московской области г-ну (ПД146) с полным комплектом приложенных документов.

2. Ответ бюро судебно-медицинской экспертизы на жалобу.

3. Медицинское свидетельство о смерти №303 от 05.04.2007 (Копия, передана мне начальником Балашихинской СМЭ (ПД35) 12.07.2007. Отсутствует подпись ответственного за правильность медицинских свидетельств о смерти)

4. Свидетельства о смерти Корованского Евгения Георгиевича, 1949 года рождения.

5. Копия направления трупа на исследование из проверочного материала по факту смерти моего брата.

Караванский В.Г. 06.11.2008

[свернуть]

Обновлено: 24.02.2019 — 13:06

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.