2008.11.06 Обращение к министру здравоохранения

2008.11.06 Обращение к министру здравоохранения

2008.11.06 Обращение к министру здравоохранения

ОСНОВНЫЕ ТЕЗИСЫ для ВСТРЕЧИ с МИНИСТРОМ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ МО г-ном (ПД43)

1. От некого Балашихинского адвоката 29.05.2007 я узнал о смерти родного брата и получил предложение за $5000 отказаться от своих прав на квартиру брата, т.к. по словам того же адвоката квартира не приватизирована и я никогда не докажу своих прав на нее.

2. 30.05.2007 в Балашихинской СМЭ я выяснил, что 20.04.2007 в морг был доставлен труп, зарегистрированный в журнале под фамилией Корованский Евгений Георгиевич, 1946 г. рождения. Брата звали Караванский Евгений Георгиевич.

3. 30.05.2007 в Балашихинском отделе ЗАГС я выясняю, что год рождения Корованского Евгения Георгиевича изменен с 1946 на 1949 работниками ЗАГС. Получил копию свидетельства о смерти на имя некого Корованского Евгения Георгиевича, 1949 г. рождения.

4. 12.07.2007 я получил от начальника Балашихинской СМЭ (ПД35) под расписку паспорт брата, а также медицинское свидетельство о смерти некого Корованского Евгения Георгиевича, 1946 г. рождения только с одной подписью, принадлежность которой вызывает сомнения. Причина смерти не установлена ввиду гнилостных изменений трупа.

5. 16.10.2007 я сфотографировал копию проверочного материала по факту смерти моего брата в Балашихинском УВД. В направлении трупа на исследование ясно написано – ПАСПОРТ ПРИЛАГАЕТСЯ. Возраст исследованного трупа – 47 ЛЕТ, что не соответствует возрасту моего брата – ему было 60 лет.

6. По моему запросу в МУП «БАРУС», производящим захоронение невостребованных покойников, получил ответ от 25.03.2008, в котором сказано, что труп Караванского Евгения Георгиевича, 1946 г. рождения указанным предприятием не захоранивался. Также указано, что захоранивался труп некого Корованского Евгения Георгиевича, 1949 г. рождения.

7. 23.06.2008 в ответе на мою третью жалобу в прокуратуру МО (две другие жалобы были пересланы на рассмотрение в Балашихинскую прокуратуру и не рассматривались подробно областной прокуратурой) было сообщено, что моя жалоба удовлетворена заместителем прокурора МО, и что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти моего родного брата, утвержденное Балашихинской прокуратурой и УВД отменено как незаконное, т.к. с точность не установлена личность умершего. Выше по тексту: согласно заключению эксперта № 303 от 21.03.07 проводилась экспертиза не Караванского Е.Г., труп которого был обнаружен 20.03.07. а Корованского Е.Г., смерть которого могла наступить от острой коронарной недостаточности.

8. В ответе на мою жалобу от 06.08.2008 в Бюро СМЭ МО на имя г-на (ПД146) указывается, что запись «паспорт прилагается» в направлении трупа на исследование, хранящегося в Балашихинской СМЭ, зачеркнута. Я рассматриваю факт зачеркивания записи «паспорт прилагается» как подделку документов Балашихинской СМЭ, т.к. в проверочном материале по факту смерти моего брата, хранящемуся в Балашихинском УВД, эта запись присутствует без зачеркивания. В ответе на мою жалобу от 06.08.2008 Бюро СМЭ МО сделан весьма сомнительный вывод об искажении фамилии моего брата ввиду ‘неразборчивого почерка’ капитана милиции (ПД7) и на основании бездоказательных заявлений начальника Балашихинской СМЭ (ПД35) и подделанного в той же СМЭ направления трупа на исследование.

9. Детальный анализ поцедуры оформления посмертных документов брата показал, что Балашихинская СМЭ допускала ошибки на каждом шаге оформления указанных документов. Вероятность совместного совершения этих ошибок ничтожна, а присутствующий факт преступной попытки незаконного завладения квартирой покойного брата порождает подозрение в умышленном искажении данных брата (адвокат многократно повторял, что я никогда не докажу своих прав на квартиру и что она не приватизирована). По сути речь идет не об отдельной случайной ошибке написания фамилии, как это хотят представить в Балашихинской СМЭ. Речь идет о нарушении всей процедуры оформления посмертных документов, предусматривающей проверки данных покойника в ходе ее выполнения. Результатом этих нарушений явились ошибки в фамилии и возрасте покойника, допущенные в Балашихинской СМЭ. Вопрос о том, явились ли эти ошибки умышленными или стали следствием вопиющей халатности, возможно, и не относится в полном объеме к компетенции министерства здравоохранения МО, однако обратить внимание руководства я считаю необходимым, тем более, что в настоящее время указанное дело рассматривается прокуратурой и следственным комитетом.

10. Я настаиваю на безусловных доказательствах исследования трупа моего брата и исчерпывающей полноты этого исследования. Никакие бездоказательные заявления мной ни приниматься, ни рассматриваться не будут. Отсутствие доказательств будет считаться несостоятельностью Балашихинской СМЭ в подтверждении законности своих действий в отношении моего покойного брата равно как и меня. На данный момент нет документального подтверждения ни исследования трупа моего брата, ни его захоронения. Больше года действовало незаконное постановление по факту смерти моего брата, утвержденное Балашихинской прокуратурой и УВД несмотря на мои многочисленные доводы о его незаконности.

11. Я настаиваю на беспристрастном, объективном и полном рассмотрении всех вопросов, касающихся действий Балашихинской СМЭ и Бюро СМЭ МО.

С уважением Караванский В.Г.

[свернуть]

Обновлено: 23.02.2019 — 23:55

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.