2009.11.03 Обращение в органы прокуратуры

2009.11.03 Обращение в органы прокуратуры

2009.11.03 Обращение в органы прокуратуры

Прокурору Московской области

(ПД199)

от Караванского В.Г.,

(адрес Караванского В.Г.)

ЖАЛОБА (в порядке ст. 124 УПК РФ)

20.03.2007 г. в кв. (персональные данные) Московской области был обнаружен труп моего брата Караванского Евгения Георгиевича, 1946 г.р., который, согласно направлению, подписанному УУМ УВД г.о. Балашиха (ПД7), в тот же день был направлен на исследование в Балашихинское отделение Бюро СМЭ МЗ МО. По результатам исследования был подготовлен акт судебно-медицинского исследования трупа № 303, согласно которому, исследовался труп Корованского Евгения Георгиевича 1946 года рождения, однако в заключении указан возраст трупа 47 лет. На основании указанного акта, неоднократно, выносились незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии признавались необоснованными и отменялись как Балашихинской городской прокуратурой, так и прокуратурой Московской области. Мной неоднократно обжаловались указанные постановления в связи с тем, что они вынесены на основании акта исследования трупа не установленного лица. Последнее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено УВД по г.о. Балашиха 20.11.2008 г. При этом в нем искажен сам смысл жалобы – она была подана не в связи с тем, что не установлена личность моего брата, а в связи с тем, что из акта № 303, положенного в основу указанного выше постановления не следует, что исследовался труп именно моего брата и, соответственно, под данными Корованский Евгений Георгиевич, 1949 года рождения исправленными впоследствии под давлением (ПД119) на Караванского Евгения Георгиевича, 1946 года рождения захоронены останки моего брата, а не постороннего лица. При этом упорно умалчивается о несоответствии возраста исследуемого трупа, указанному в заключении вышеупомянутого акта, возрасту моего брата.

Прошу рассмотреть мои доводы в пользу отмены постановления от 21.11.2008, утвержденного прокуратурой и УВД г.о. Балашиха.

1. Считаю необоснованным указание начальника МОБ г.о. Балашиха подполковника милиции (ПД119) МУП «Барус» оформить посмертные документы по захоронению 19.04.2007 Корованского Е.Г. 1949 г. рождения как Караванского Е.Г. 1946 г. рождения на основании справки о смерти №113 , выданной отделом ЗАГС г.о. Балашиха 09.07.2008 на имя Караванского Е.Г. 1946 г. рождения на следующих основаниях:

1.1 Справка о смерти № 113 на имя Караванского Е.Г. 1946 г. рождения выдана на основании установленного факта его смерти в своей квартире согласно протоколу осмотра места происшествия от 20.03.2007 и подтверждения мной нашего прямого родства на основании копии свидетельства о рождении брата и копии регистрационной записи, полученных из Московского областного архива ЗАГС по моим заявлениям, поданным в июне-июле 2007 г., с требованием выдачи мне правильно оформленного свидетельства о смерти брата. Никаких других оснований для выдачи указанной справки у отдела ЗАГС г.о. Балашиха не было.

1.2 Посмертные документы на лицо, выдаваемое судебно-медицинской экспертизой г.о.Балашиха за моего покойного брата являются противоречивыми и не позволяют с точность определить, чей труп исследовался и передавался на захоронение в МУП «Барус». Согласно акту медицинского исследования трупа № 303 от 21.03.2007 судебно-медицинской экспертизой г.о. Балашиха исследовался некто Корованский Е.Г. 1946 г. рождения. Предположим, что была совершена техническая ошибка, вместо Караванский написали Корованский. Однако в заключении того же акта указывается возраст исследованного трупа 47 лет. Моему брату было 60 лет. Таким образом, нельзя определенно утверждать, что судебно-медицинской экспертизой г.о. Балашиха исследовался труп моего брата, а не чей-то иной труп. Несоответствие возраста исследованного трупа и возраста моего брата упорно замалчивается прокуратурой г.о. Балашиха.

1.3 В постановлении об удовлетворении моей жалобы от 23.06.2008, утвержденном заместителем прокурора МО (ПД28) дословно сказано: «Однако, согласно заключению эксперта № 303 от 21.03.07 проводилась экспертиза не Караванского В.Г., труп которого был обнаружен 20.03.2007 в вышеуказанной квартире, а Корованского Е.Г., смерть которого могла наступить от острой коронарной недостаточности, в результате заболевания – ишемической болезни сердца.» Данный довод подтверждает обоснованность моих доводов, приведенных в п. 1.2, о необоснованности утверждения Балашихинской судебно-медицинской экспертизы о том, что ей исследовался труп моего брата. Таким образом, нельзя точно сказать, чей труп исследовался и передавался на захоронение Балашихинской судебно-медицинской экспертизой.

2.1 К ошибке в фамилии и возрасте трупа в Балашихинском отделе ЗАГС добавилась ошибка в годе рождения (1949 г. вместо 1946 г.). Допустим, что эта ошибка тоже техническая. Почему же в таком случае свидетельство о смерти, выданное Балашихинским отделом ЗАГС уже на имя Корованского Е.Г. 1949 г. рождения, не было проверено в судебно-медицинской экспертизе г.о. Балашиха? Не слишком ли много ошибок на одного одиноко проживавшего покойника? Ошибки делались на каждом шаге оформления посмертных документов моего покойного брата, в случайность их совместного появления трудно поверить ввиду ничтожной вероятности такого события.

2.2 МУП «Барус» вносит изменения в документы о захоронении Корованского Е.Г. 1949 г. рождения как Караванского Е.Г. 1946 г. рождения под давлением и по прямому указанию начальника МОБ г.о. Балашиха подполковника милиции Калинина Г.В.о чем свидетельствует справка МУП «Барус» о трупах лиц, захороненных 19.04.2007. При этом всю ответственность за изменение документов захоронения МУП «Барус» возлагает на (ПД119). Данное обстоятельство я расцениваю как превышение полномочий подполковником милиции (ПД119).

2.3 Указанное в п.2.4 изменение документов на захоронение трупа было выполнено при отсутствии медицинского свидетельства о смерти Караванского Е.Г. 1946 г. рождения, которая согласно заключению судебно-медицинского исследования трупа № 303 от 21.03.2007, исследовала труп некого 47-летнего человека.

2.4 Из доказанного факта смерти моего брата не следует, что именно его труп исследовала и передавала на захоронение Балашихинская судебно-медицинская экспертиза, т.к. нет этому нет документальных подтверждений. Медицинское свидетельство о смерти № 303 от 21.03.2007, выписанное Балашихинской судебно-медицинской экспертизой, не содержат сведений о моем брате и являются противоречивым. Объяснение судебно-медицинского эксперта (ПД17) не является доказательством исследования ей трупа моего брата, т.к. она не приводит этому неопровержимых доказательств. Повторяю, я в праве настаивать на доказательствах исследования и передачи на захоронение трупа моего брата, коими объяснения не являются. Поэтому я настаиваю на проведении повторной экспертизы предполагаемых останков моего брата для установления истины и последующего их захоронения мной к нашим родителям.

2.5 Отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти моего брата 23.06.2008 заместителем прокурора МО (ПД28) основываются на том, что с точностью не установлено чей труп исследовался. От сердечной недостаточности мог умереть и Корованский Е.Г... Дополнительные проверки, проведенные после отмены постановления, не дают никакой дополнительно значимой информации о том, чей труп исследовался. Справка о смерти моего брата от 07.07.2007 не содержит никакой информации о том, чей труп исследовался и подтверждает лишь доказанный факт смерти моего брата. Поэтому вывод УВД г.о. Балашихи об идентификации Корованского Е.Г. 1949 г. рождения как Караванского Е.Г. 1946 г. рождения не имеет никаких документальных доказательств. Кроме того, противоречивые данные акта № 303 медицинского исследования трупа не позволяют сделать однозначный вывод о том, чей труп исследовался и передавался на захоронение Балашихинской судебно-медицинской экспертизой.

2.6 Таким образом, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти моего родного брата, утвержденное УВД и прокуратурой г.о. Балашиха 20.11.2008 на основании того же фактического материала, что и отмена того же постановления прокуратурой МО 20.06.2008 и последующее его утверждение в 2009 году вызывает недоумение. Приведенные мной доводы не были убедительно опровергнуты на основе предъявления документов, подтверждающих исследование и передачу на захоронение Балашихинской судебно-медицинской экспертизой трупа моего брата.

3. Изучение материалов проверочного материала № 1541-07 по факту смерти Караванского Е.Г. 1946 г. рождения показала следующее:

3.1 Доказательства исследования и передачи на захоронение трупа моего брата подменяются объяснениями должностных лиц, ответственными за указанные процедуры. Других объяснений они и дать не могут.

3.2 Никакой дополнительно значимой информации, позволяющей с точностью утверждать, что исследовался и передавался на захоронение труп моего брата, в ходе дополнительных проверок получено не было.

3.3 Утверждение, что возраст исследованного трупа составляет 47 лет, подписанное судебно-медицинским экспертом (ПД17), противоречит ее объяснению, что она исследовала труп моего брата, т.к. брату было 60 лет. Документального подтверждения исследования трупа моего брата до сих пор нет. Существующее противоречие между возрастом исследованного трупа (47 лет) и возрастом моего покойного брата (60 лет) доказательным образом на основе документов не разрешено. Я настаиваю на предоставлении Балашихинской судебно-медицинской экспертизой документального доказательства исследования трупа моего брата, коим объяснение судебно-медицинского эксперта (ПД17) не является.

3.4 На настоящий момент документально доказана только смерть моего брата, подтвержденная понятыми, сотрудниками УВД г.о. Балашиха, начальником РЭУ 14 и документально зафиксирована в протоколе осмотра места происшествия. Именно документально подтвержденный факт смерти моего брата и получение мной из Московского областного архива ЗАГС подтверждения нашего прямого родства послужило основанием для выписки Балашихинским отделом ЗАГС справки о смерти моего брата. Попутно замечу, что несмотря на выписку исправленной справки о смерти моего брата 07.07.2007 Балашихинский отдел ЗАГС затребовал от меня копию регистрационной записи, умышленно затягивая выдачу мне исправленного свидетельства о смерти. Других документов, относящихся к посмертным документам моего брата, нет.

На основании вышесказанного прошу:

1. Отменить постановление об отказе в удовлетворении жалобы, вынесенное Балашихинским городским прокурором 12 мая 2009 года.

2. Отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти моего брата Караванского Е.Г., вынесенное органами дознания УВД г.о. Балашиха 20.11.2008 и утвержденное прокуратурой, как необоснованное, т.к. с точностью не доказано, чей труп исследовался и передавался на захоронение судебно-медицинской экспертизой.

3. Провести повторное судебно-медицинское исследование предполагаемых останков моего брата для восстановления истины, и в случае доказанной принадлежности их моему брату передать их мне для перезахоронения к родителям.

4. Ответить лично. Прошу дать ответ из прокуратуры Московской области и не передавать материалы для подготовки и отправки ответа в прокуратуру г.о. Балашиха, разорвав тем самым порочный круг, когда ответ на жалобу дает инстанция, на которую эта жалоба поступила.

Прошу рассмотреть мою жалобу в едином пакете с материалами, переданными из Общественной палаты РФ (исх. № 2-14/12922-П от 02.10.2009 и исх. № 2-14/12844-П от 30.09.2009 – два заявления и компакт-диск) в прокуратуру Московской области.

С уважением Караванский В.Г.

03.11.2009

[свернуть]

Обновлено: 09.05.2019 — 12:19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.