2017.05.11 Не рассмотрение доводов, часть 5

2017.05.11 Не рассмотрение доводов, часть 5

2017.05.11 Не рассмотрение доводов, часть 5

Руководителю ГСУ СК РФ по Московской области

Государственному советнику юстиции 3-го класса

(ПД34)

от Караванского В.Г.,

(адрес Караванского В.Г.)

Открытое обращение

в связи с систематическим нарушением п.6.4 «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе Следственного комитете при прокуратуре Российской Федерации» при рассмотрении моих жалоб [121-43] от 23.12.2016 и [121-48] от 12.03.2017, подтвержденных ответами [121-56] от 16.02.2017 и [121-55] от 04.04.2017 соответственно заместителя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области (ПД31). В п.6.4 «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе Следственного комитете при прокуратуре Российской Федерации» (далее Инструкция) указано: «6.4. При отказе в удовлетворении обращения ответ заявителю должен быть мотивирован и понятен. В нем дается оценка всем доводам обращения, а отказ в его удовлетворении должен быть обоснован». Данное положение «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе Следственного комитете при прокуратуре Российской Федерации» полностью согласуется с положением «Определения Конституционного суда Российской Федерации от 25.01.2005 №42-О».

07.03.2017 мной была подана жалоба [1]-[121-48], в которой были приведены мотивированные, подтвержденные существующими документами доводы в пользу отмены постановления [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела, которым не была дана оценка органов следствия, рассматривавших мою жалобу [121-48] от 07.08.2017. Ненадлежащим образом были выполнены указания от 28.08.2015 заместителя руководителя первого зонального отдела управления процессуального контроля за следственными органами СК РФ (ПД51):

1. «Подробно опросить Караванского В.Г. по доводам, изложенным в его обращении в СК России от 30.07.2015».

Из обжалуемого постановления [121-20] от 18.04.2016 не усматривается рассмотрение ни одного из доводов, изложенных в жалобе в СК РФ от 30.07.2015, и поданных в заявление [119-35] от 18.09.2015 на опросе с просьбой рассмотреть список нарушений [119-36] действующего законодательства должностными лицами г. Балашиха и фактов, подлежащих объяснению, выявленных после обнаружения 20.03.2007 в собственной квартире трупа моего одиноко проживавшего брата в полном соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2005 №42-О.

Вывод 1: Не рассмотрение моих доводов [119-36] от 18.09.2015 доказывает не выполнение упомянутого указания в нарушение п.6.4 Инструкции

2. «Дополнительно опросить сотрудника УВД г.о. Балашиха (ПД7) о причинах несвоевременного предоставления им в Балашихинское отделение ГУ Бюро СМЭ МЗ МО паспорта Караванского Е.Г.; в целях проверки его объяснений дополнительно опросить начальника РЭУ №14 г. Балашиха (ПД5) о передаче ею указанного паспорта (ПД7)».

В оспариваемом постановлении [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела о результатах исполнения данной проверки умалчивается. Органами следствия покрыто вранье сотрудника УВД «Балашихинское» (ПД7), выраженное в отрицании наличия у него паспорта покойного брата до изготовления посмертных документов брата (медицинское свидетельство о смерти [7-1], [7-2] от 05.04.2007) в апреле 2007 г и задержки передачи его в Балашихинскую судебно-медицинскую экспертизу. Из жалобы [121-22] от 28.05.2016:

«обозначилась следующая версия нахождения, хранения и передачи в Балашихинскую СМЭ паспорта покойного брата согласно опросов (ПД7) [19] от 13.05.2009, (ПД5) [20] от 18.05.2009, ответа [23] от 22.01.2009 министра здравоохранения Правительства Московской области (ПД43) и проверке прокуратуры г. Балашихи [21] от 18.05.2009:

 Из опроса [19] от 13.05.2009 (ПД7): «Паспорт на его имя мной не изымался, т.к. в ходе осмотра трупа Караванского Е.Г. и его квартиры он обнаружен не был…. В дальнейшем, от начальника РЭУ №14 стало известно, что паспорт на имя Караванского Е.Г. находится у нее, после чего она отдала его мне, а я его затем передал в Балашихинское бюро СМЭ. При каких обстоятельствах и в какой период он у нее оказался я уже не помню. В связи с чем, мной была произведена запись «паспорт прилагается» в направлении на судебно-медицинское исследование трупа Караванского Е.Г., а затем зачеркнута, я также уже не помню. Возможно, указанная запись мной была произведена ошибочно».

 2 Из опроса (ПД5) [20] от 18.05.2009: «После обнаружения паспорта он сразу же в этот же день был передан сотруднику милиции УВД по г.о. Балашиха (ПД7) и дальнейшая судьба его мне не известна».

 1 Из ответа прокуратуры г. Балашиха [21] от 18.05.2009: «… при дополнительном осмотре квартиры, проведенном сотрудниками РЭУ №14 в период марта 2007 г., его паспорт был обнаружен, и в период апреля 2007 г. передан через сотрудников милиции УВД по г.о. Балашиха в судебно-медицинское отделение Балашихинского района Бюро СМЭ МО МЗ РФ».

 3 Из ответа [23] от 22.01.2009 министра здравоохранения Правительства Московской области (ПД43): « Паспорт Караванского Е.Г. был представлен в Балашихинское РСМО 19.04.2007 сотрудником милиции (ПД7), выдан Вам на руки под расписку 12.07.2007». Таким образом:

1 В период марта 2007 г., его паспорт был обнаружен, > 2 После обнаружения паспорта он сразу же в этот же день был передан сотруднику милиции УВД по г.о. Балашиха (ПД7)> 1 И в период апреля 2007 г. 3 паспорт Караванского Е.Г. был предоставлен в Балашихинское РСМО 19.04.2007 сотрудником милиции (ПД7). Все, (ПД7) врет, паспорт брата находился у него еще в марте 2007 г. и был передан в Балашихинскую судебно-медицинскую экспертизу в день захоронения предполагаемых останков брата.

• Кроме того, не разрешено противоречие между версией прокуратуры г. Балашиха, упомянутое в п.17 жалобы [121-24] от 28.05.2016, по которой квартира покойного брата вскрывалась сотрудниками РЭУ №14 без присутствия сотрудников УВД «Балашихинское» в период марта 2007 г. якобы под предлогом поиска его паспорта, и результатами проверки прокуратуры Московской области к.н. 125046 от 01.11.2011 [92], согласно которым (ПД7) присутствовал при повторном вскрытии квартиры брата, что подтверждает наличие паспорта брата у (ПД7) в период марта 2007 г. и умышленное не предоставление его в Балашихинскую судебно-медицинскую экспертизу для оформления посмертных документов брата.

• Так же не дана оценка моих доводов по п.п. 14, 15, 16 жалобы [121-24] от 28.05.2016, касающихся незаконности повторного вскрытия квартиры брата сотрудниками РЭУ №14 якобы с целью поиска его паспорта, которые приведены ниже:

14. Вскрытие квартиры с целью выемки выполняется согласно положениям гл.25 УПК РФ, и, в частности, положений ст.182, 183 УПК РФ, в порядке, устанавливаемом ст.165 УПК РФ, но не на основании положения ч.5 ст.83 «Жилищного кодекса РФ», как полагают органы прокуратуры Московской области [95].

15. Положения гл.25 УПК РФ не предусматривают делегирование полномочий органа дознания при выполнении выемки из квартиры.

16. Таким образом, «доказательства» обнаружения паспорта брата при повторном вскрытии квартиры получены с нарушением положений гл.25 УПК РФ, поэтому на основании ч.1 ст.75 УПК РФ не могут являться допустимыми, а значит органами прокуратуры не доказано, что паспорт брата не был обнаружен при первом вскрытии квартиры, как на то указывают действующие документы – два направления трупа на исследование от 20.03.2007 – дня первого вскрытия квартиры брата.

Вывод 2: при проведении дополнительной проверки старшим следователем следственного отдела по г. Балашиха Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Московской области (ПД42) было покрыто вранье сотрудника УВД «Балашихинское» (ПД7) в отношении наличия у него паспорта брата с периода марта 2007 г. При этом версия обнаружения паспорта брата при повторном вскрытии его квартиры, несостоятельная как в рамках УПК РФ, так и логики, подтвержденной вышеперечисленными документами, лишь расширяет круг должностных лиц, покрывающих вранье друг друга. Таким образом, при выполнении приведенного указания следственные действия ст. следователем (ПД42) проводились с пристрастием, с сокрытием значимой информации.

3. «Установить медицинские учреждения, в которых Караванскому Е.Г. оказывалась медицинская помощь. В случае установления таковых – запросить амбулаторную карту Караванского Е.Г., установить и опросить лечащего врача и при наличии оснований – решить вопрос назначении повторной судебно-медицинской комиссионной экспертизы». Согласно ответам:

 [2016-05-05_МатПров325пр-13_157-248] архивариуса Балашихинской центральной районной больницы (ПД66) «Караванский Евгений Георгиевич 06.11.1946 года рождения в журналах приемного отделения хирургического корпуса в период с 01.01.2000 г. по 2007 г. не значится».

 [2016-05-05_МатПров325пр-13_173-270] заведующей городской поликлиникой №2 (ПД50) «Караванский Евгений Георгиевич 06.11.1946 г.р., проживавший по адресу: (персональные данные), за медицинской помощью в поликлинику №2 не обращался. Амбулаторной карты не заводилось».

Ответ [2016-05-05_МатПров325пр-13_173-270] заведующей городской поликлиникой №2 (ПД50) является ЛОЖЬЮ, т.к. амбулаторная карта на моего покойного брата при его жизни заводилась [121-22], т.к. код ОГРН 1035000701592 соответствует Балашихинской центральной районной больнице, и последняя запись при его посещении городской поликлиники №2 была сделана 27.06.2006.

Вывод 3: как с возрастом исследованного трупа 47 лет в заключении акта судебно-медицинского исследования трупа №303 от 21.03.2007 [9], так и с амбулаторной картой моего покойного брата [121-22] медицинскими учреждениями г. Балашиха предъявлена заведомо ложная информация, что указывает как минимум на отсутствие порядка и надлежащего контроля за ведением, учетом и хранением медицинских документов в медицинских учреждениях г. Балашиха, и как следствие – утрата доверия к не подтвержденным заявлениям медицинского персонала. Наиболее вероятной версией указания возраста исследованного трупа 47 лет в акте №303 от 21.03.2007 [9] судебно-медицинского исследования трупа является использование ШАБЛОНА, а значит вместе с возрастом исследованного трупа могли быть перенесены и другие данные, не относившиеся к данным исследования трупа моего брата, что вызывает недоверие к данному документу. Таким образом, при выполнении приведенного указания следственные действия ст. следователем (ПД42) проводились без выполнения надлежащих проверок, с предоставлением ложной информации.

4. «Приобщить к материалам проверки решение Балашихинского городского суда Московской области о включении в наследственную массу Караванского В.Г. вышеуказанной квартиры, одновременно установив, вступило ли оно в законную силу». – Данный пункт выполнен, законность владения мной квартирой брата подтверждена.

5. «Установить, осуществлялись ли с использованием паспорта Караванского Е.Г.сделки в кредитных организациях, оформлялось ли право собственности на недвижимое имущество, транспортные средства и пр.» В обжалуемом постановлении [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела по данному пункту указано:

• «Согласно данным РЭО ОГИБДД МУ МВД России «Балашихинское» на имя Караванского Е.Г. зарегистрированного автотранспорта не значится».

• «Согласно данным Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области сведения о зарегистрированных правах Караванского Е.Г. на объекты недвижимого имущества на территории Московской области в Едином государственном реестре на недвижимое имущество и сделок с ним отсутствуют». За 10 лет, пошедшие после смерти брата, финансовых претензий и претензий на право владения унаследованной квартирой никто не предъявлял, что позволяет надеяться на отсутствие противоправных действий с паспортом брата.

6. «Выполнить иные проверочные мероприятия, необходимость в которых возникает». Никаких сведений о дополнительных проверочных мероприятиях в обжалуемом постановлении [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела по данному пункту не указано.

7. В ходе переписки ([121-56] от 16.02.2017 и [121-37] от 26.09.2016, выдержки из которых приведены ниже) и личных встреч с заместителем руководителя ГСУ МО (ПД31) 26.01.2015 и руководителем ГСУ МО (ПД34) 19.02.2015 установлено, что ответы на мои обращения готовили их помощники, которые присутствовали на личных встречах. В ответе [121-37] от 26.09.2016 дословно сказано:

• «В соответствии с поручением Следственного комитета Российской Федерации, в Главном следственном управлении Следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по Московской области …» — Прямо так и написано повторно, заместитель руководителя управления процессуального контроля (ПД55) даже не смотрит на корректность написания организации, в которой работает, подписывает не глядя.

• «В ходе доследственной проверки признаков насильственной смерти Караванского В.Г. не установлено». – Прямо так и написано, рано меня хоронят «помощники», разумеется, должно было быть написано Караванского Е.Г.

• «По результатам проверки 18.04.2016 следственным отделом по г. Балашиха 18.04.2016 принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступлений, предусмотренных ч.1 ст.105, ч.4 ст.111 УК РФ». – Прямо так и написано повторно 18.04.2016, похоже, шаблонят «помощники».

В ответе [121-56] от 16.02.2017 дословно сказано:

• «Главным следственным управлением рассмотрены Ваши обращения от 22.12.2016 и 23.12.201631.01.2017 (вх. №ГРСК 924-17, ГРСК 926-17) о ненадлежащем рассмотрении предыдущих обращений». — Прямо так и написано 23.12.201631.01.2017, «помощники» зашаблонились так, что не потрудились удалить из ответа-шаблона прежнюю дату. Явно сбоит конвейер отписок в ГСУ СК РФ по Московской области.

Приведенные выдержки с достаточной с точки зрения разумности обоснованностью доказывают следующее:

• Квалификация «помощников» настолько низкая, что они даже не могут применить без ошибок шаблон ответа-отписки, оставляя в нем данные от предыдущего применения шаблона.

• Совершенно ясно, что подобные «помощники», посаженные на конвейер подготовки ответов-отписок, в силу низкой квалификации не могут рассматривать мои аналитические жалобы с ссылками на копии документов, хранящихся на Яндекс Диске. При этом нехватка мозгов компенсируется избытком полномочий и близостью к административному ресурсу – прямым доступом к руководящему должностному лицу.

• Ответы-отписки, подготовленные полуграмотными «помощниками» руководящие должностные лица подписывают, даже не читая.

• Подпись руководящего должностного лица под ответом на обращение НЕ ОЗНАЧАЕТ, что это должностное лицо обращение рассматривало, как обосновано выше, ПОДПИСЬ НЕ ОЗНАЧАЕТ ЛИЧНОЕ РАССМОТРЕНИЕ.

• «Помощниками» формируется среда беззакония и произвола, несущая в себе потенциальную угрозу проникновения коррупции, т.к. «помощники» без особого напряжения могут получить подпись руководящего должностного лица под любым документом, выступая фактически посредником между заказчиком документа с подписью должностного лица и самим должностным лицом, об этом не подозревающим и доверяющим «помощникам», подписывая ответ-отписку, не вникая в суть подписанного ответа, ввиду их большого количества.

• Руководящие должностные лица, внедрившие действующую на настоящий момент систему рассмотрения обращений граждан «помощниками», невольно становятся их заложниками, подписывая необоснованные и незаконные ответы.

Единственным законным разрешением возникшей конфликтной ситуации является строгое исполнение п. 6.4 Инструкции и Определения Конституционного суда Российской Федерации от 25.01.2005 №42-О, что, как показывает переписка с органами следствия, не под силу неквалифицированной рабочей силе органов следствия в лице «помощников». На данный момент все обжалуемые мной ответы ГСУ СК РФ по Московской области даны с нарушением вышеуказанных документов. Постановление [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное ст. следователем следственного отдела по г. Балашиха (ПД42), на основании доводов, приведенных в п.п. 1 – 3 настоящей жалобы, покрывает два вранья должностных лиц по ключевым вопросам, подлежащих разрешению по указанию СК России:

• задержке передачи паспорта брата в Балашихинскую судебно-медицинскую экспертизу сотрудником УВД «Балашихинское» (ПД7),

• наличию амбулаторной карты брата, которая, согласно ответу главврача поликлиники №2 г. Балашиха (ПД50), не заводилась,

• а также не рассмотрению ни одного из моих доводов [119-36] от 18.09.2015, следовавшего из указания СК России дополнительно меня опросить по доводам, изложенным в обращении от 30.07.2015.

8. Сравнение ответа [121-53] от 01.11.2016 руководителя следственного отдела по г. Балашиха (ПД67), который я получил в апреле 2017 г., с ответом [121-41] от 25.11.2016 ГСУ СК РФ по Московской области доказывает, что ответ [121-53] от 01.11.2016 руководитель следственного отдела по г. Балашиха (ПД67) подписал задним числом, т.к. в ответе [121-41] от 25.11.2016 ГСУ СК РФ по Московской области руководителю следственного отдела по г. Балашиха (ПД67) давалось прямое указание ответить на мои обращения, поданные ранее ([121-22], [121-24] от 28.05.2016), а мне разъяснялось:

«Заявителю также разъясняю, что в соответствии с требованиями действующей инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации обращение направлено для организации рассмотрения в нижестоящий следственный орган, поскольку по изложенным доводам решения его руководителем не принималось».

Подчеркиваю, это из ответа [121-41] от 25.11.2016 ГСУ СК РФ по Московской области, что не согласуется с 01.11.2016 датой ответа [121-53] руководителя следственного отдела по г. Балашиха (ПД67). Приведенное обстоятельство указывает на недобросовестность руководителя следственного отдела по г. Балашиха (ПД67).

На основании сказанного выше ПРОШУ:

1. Отменить как незаконное и необоснованное постановление [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное ст. следователем следственного отдела по г. Балашиха (ПД42), на основании доводов, приведенных в п.п. 1 – 3 настоящей жалобы.

2. Принять меня на личном приеме в случае, если постановление [121-20] от 18.04.2016 об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное ст. следователем следственного отдела по г. Балашиха (ПД42) не будет отменено, для предъявления мной амбулаторной карты брата как вещественного доказательства вранья, покрытого в обжалуемом постановлении и получения разъяснений, почему мои доводы не рассматриваются.

Примечание: при планировании последующих действий мной учитывается возможность попадания настоящей жалобы очередному пресловутому «помощнику» и получения ответа, аналогичного обжалуемым.

Приложения:

1. Ответ [121-56] от 16.02.2017 заместителя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области (ПД31)

2. Ответ [121-55] от 04.04.2017 заместителя руководителя ГСУ СК РФ по Московской области (ПД31)

3. Ответ [121-53] от 01.11.2016 руководителя следственного отдела по г. Балашиха (ПД67)

4. Ответ [121-54] от 09.01.2017 руководителя следственного отдела по г. Балашиха (ПД67)

5. Жалоба [121-48] от 12.03.2017 (со ссылками) на ответ [121-46] от 29.12.2016 руководителя управления процессуального контроля ГСУ СК РФ по Московской области (ПД24)

С уважением Караванский В.Г. 11.05.2017

[свернуть]

Обновлено: 04.02.2019 — 20:23

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.